Что такое семейная психотерапия? Интервью с психотерапевтом

семейная психотерапия

семейная психотерапия

В жизни бывают моменты, когда решить некоторые проблемы самостоятельно не получается.

И тогда на помощь могут придти профессионалы — психологи и психотерапевты. Сейчас в Москве есть довольно много подобных специалистов, но далеко не все из них занимаются именно семейными проблемами.

В последние годы в нашей стране все активнее начинает развиваться новое направление психотерапии — семейная системная терапия.

Отличается оно от других методов психологической помощи уже тем, что работает не только и не столько с личными проблемами человека, сколько со сложностями в его семье в целом. А что может быть важнее семьи?

Наш собеседник — Марина Бебчук, семейный психотерапевт, директор Института интегративной семейной терапии, которая работает именно в этом направлении. Она рассказывает о своей работе, о том, как ей удается помогать людям улучшать их отношения в семье.

Вы занимаетесь семейной психотерапией. Расскажите об этом поподробнее: что это такое?

Если коротко, то это метод психологической помощи всей семье при помощи самой семьи.

Семейная психотерапия, или семейная терапия — относительно молодой метод. Он зародился в 50-х г.г. в Америке и в Европе и относится к числу так называемых «быстрых», или краткосрочных, методов психотерапии. Это означает, что сдвинуть дело с «мертвой точки» или выйти из кризиса удается за 3-5 встреч.

Чем семейная психотерапия отличается от других методов психотерапии, например от гипноза или психоанализа?

Семейную психотерапию иногда называют системной. То есть специалист воспринимает семью как единую систему, а симптомы, возникающие у одного члена семьи, как отражение сложной семейной ситуации, как трудности внутрисемейных отношений. Такое системное видение, профессиональное мировоззрение и является главной особенностью этого метода.

При гипнозе психотерапевт решает за пациента, как ему лучше, «правильнее» жить. В семейной психотерапии эти решения принимаются в диалоге, и семья, по большому счету сама решает, что ей делать: обращать ли внимание на неуспеваемость ребенка, бороться ли с энурезом, или избрать для этого другие, более перспективные, пути.

Кроме того, гипнотизер работает с клиентом в измененном состоянии сознания, а семейный психотерапевт — с «ясно мыслящим» клиентом. Тогда и перемены происходят быстрее, и ответственность за эти перемены берут на себя и члены семьи тоже.

При гипнозе не важны отношения между клиентом и терапевтом или с семьей — только с симптомом (например, когда стоит задача избавить человека от заикания). При психоанализе важны отношения между клиентом и терапевтом, именно они — предмет анализа. При системной терапии в фокусе внимания находятся внутрисемейные отношения, которые при этом являются ресурсом семьи, а результатом терапии становится улучшение этих отношений.

Вот пример. К нам обратилась семья по поводу ночного недержания мочи у ребенка. При расспросе выяснилось, что еженощный энурез наблюдается только дома, а при отправке в лагерь, к бабушке, в больнице его нет. Это означает, что у этого симптома есть «адресат», и симптом выполняет важную связующую функцию между ребенком и родителями.

Если ребенок просыпается мокрым, когда спит один, то мать часто берет его к себе в кровать. В итоге отец вынужден спать в другой постели, а иногда и в другой комнате. И тогда маме это «выгодно»: она может, не ссылаясь на пресловутую головную боль или усталость на работе, на «законных основаниях» отказать мужу в близости.

За этим стоят проблемы в супружеской паре, с которыми мы и работаем. А когда их удается решить, часто энурез ребенка проходит и без лечения.

Кто и с какими проблемами обычно обращается к психотерапевту?

К психотерапевту обращаются самые разные люди. Мужчины и женщины, бездетные и с детьми, состоящие в браке и неженатые, работающие и безработные, одинокие и живущие в многопоколенной семье.

Наиболее часто обращаются по поводу детей. Причины обращения — трудности в поведении, излишняя возбудимость, «истерики» ребенка с топаньем ногами, падением на пол и т.д., трудности детей в коллективе. А кроме этого — энурез, детские страхи, нарушения сна.

Также часто обращаются по поводу супружеских отношений: измены, трудности супругов в отношениях с собственными родителями, проблемы в интимной сфере.

А может быть, можно заранее предвидеть возникновение этих проблем, чтобы их предотвратить?

Конечно, можно. Потому что любая семья проходит ряд определенных стадий. А при переходе одной стадии в другую и возникают кризисы. Эти стадии давно известны: вступление в брак, рождение первого ребенка, уход взрослых детей из семьи — те случаи, когда, по большому счету, меняется состав семьи.

На каждой стадии жизненного цикла существует свой свод «правил» — гласных (которые можно открыто обсуждать) и негласных: например, кто в семье отвечает за досуг, как распределяются деньги, кто проявляет инициативу в сексе, как принято в доме одеваться и т.д.

Если семья трудно приспосабливается к изменениям, а ее правила негибки, то эти жесткие правила могут стать разрушительными для семьи.

Вот еще пример. Пара вступает в брак и начинает жить в доме мужа вместе с его родителями. А в этой семье отец мужа привык ходить по квартире в семейных трусах. У супругов по этому поводу начинаются конфликты, женщина старается реже выходить из комнаты, чтобы не видеть, с ее точки зрения, «этого безобразия».

И велика вероятность того, что она заболеет настолько серьезно, что перестанет вовсе покидать свою комнату…

Именно такие семьи, у которых жесткие правила, во время одного из таких кризисов и попадают на прием к психотерапевту.

Проблемы в кризисный период неизбежны. Но если открыто обсуждать семейные правила, то с этими сложностями можно справиться еще до того, как они всерьез начнут мешать семье нормально жить.

Почему у людей не всегда получается самостоятельно справляться со своими проблемами, и они обращаются за помощью?

Именно потому, что их семейные правила недостаточно гибкие, в результате чего к изменениям тяжело приспособиться без посторонней помощи, и тогда единственный выход — обратиться за этой помощью.

В каких случаях к семейному специалисту нужно обращаться обязательно, а в каких можно попытаться справиться самим?

К психотерапевту, а иногда и к психиатру, нужно обязательно обращаться в случаях, опасных для жизни: суицидальное поведение, отказ от еды, выраженное агрессивное поведение.

Желательно обратиться к специалисту в следующих случаях:

— страдания детей — как соматического (телесного), так и психологического;

— если проблема или симптом у кого-либо из членов семьи, особенно у ребенка, имеет «адресата», то есть симптом проявляется или усиливается в присутствии кого-либо из родственников или в определенных ситуациях — например, только дома или только в присутствии мамы, папы, бабушки;

— если у членов семьи возникло ощущение, что все, что они могли сделать для решения проблемы, они уже сделали, и все возможные способы испробованы.

Почему, когда возникают проблемы с ребенком, лучше обращаться именно к семейному психотерапевту?

Во-первых, потому, что часто проблема ребенка является отражением проблем всей семьи.

Во-вторых, даже если проблема причинно не связана с функционированием семьи, она приводит к вторичным изменениям. Представим себе следующую ситуацию: в результате некого (в данном случае неважно какого) заболевания ребенок становится инвалидом. Мать увольняется с работы, чтобы ухаживать за ним. С малышом работают специалисты, чтобы помочь ему выздороветь, а их работа стоит денег.

Соответственно, муж должен теперь зарабатывать больше, у него увеличивается нагрузка на работе, соответственно, он чаще отсутствует дома, и между супругами возникает напряжение. Жена всегда дома, муж почти все время на работе, в результате чего тот все больше «отодвигается» на «периферию» семьи, что нередко заканчивается разводом.

В-третьих, семейный психотерапевт опирается на ресурсы всей семьи, а не только на ресурсы ребенка.

К тому же, многие психологические техники, направленные на решение проблемы, могут быть выполнены дома (так называемые «домашние задания») — это экономит время и деньги, и, опять-таки, предполагает участие  других членов семьи.

В своей работе вы иногда сотрудничаете с врачами. Как системный подход действует в случаях, когда «болит» не душа, а тело, и ребенок находится в больнице?

Я по образованию — врач-психиатр, и работаю в детской психиатрической больнице, поэтому действительно часто контактирую с другими врачами, и на приеме часто бывают дети с соматической патологией.

Вот, например, такой случай. Однажды я наблюдала девочку, у которой был резистентный (плохо поддающийся лечению) гастрит. Она была обследована во многих больницах, получала лекарства, но они ей не помогали.

Помимо прочих специалистов, девочку обследовал психолог, и во время беседы он спросил ее: «У вас в семье что-то изменилось с тех пор, как ты заболела?»

«Да, — ответила девочка. — Моя мама перестала пить». Это пролило свет на происходящее в семье. Ребенку было «невыгодно» выздоравливать, так как при выздоровлении ее мама снова начнет злоупотреблять алкоголем…

Бытует мнение, что за психологической помощью обращаются слабые, безвольные люди, которые не в состоянии решить свои проблемы самостоятельно. Так ли это на самом деле?

Это далеко не так. Обращение к специалисту — не всегда признак слабости, иногда это признак мужества. Признание проблемы — это уже половина ее решения, а договоренность прийти к психотерапевту вместе для ее обсуждения — наверное, три четверти.

Однажды ко мне за помощью обратились супруги, которые на следующий день должны были идти в суд — разводиться.

Они пришли ко мне на единственную встречу для того, чтобы, пока они еще муж и жена, обсудить друг с другом, как они будут вести себя в дальнейшем по отношению к своему ребенку. Договориться обо всем, что не удалось решить без психолога.

Они уважают друг друга и любят своего ребенка, и поэтому делают все для того, чтобы их развод стал для него минимально травмирующим событием. На мой взгляд, это действительно сильные, зрелые люди, которые умеют принимать ответственность за свои решения и поступки.

Сейчас в Европе и Америке психотерапевт — очень «модная» профессия. И эта мода на то, чтобы по поводу и без повода обращаться к психотерапевту, постепенно приходит и к нам. Насколько эта профессия действительно необходима у нас и почему?

Меня лично эти «модные» тенденции настораживают. Некоторые направления психотерапии являются своего рода «иглой», на которую могут «подсаживаться» определенного рода клиенты. К психотерапии может сформироваться «привыкание», своего рода зависимость. Ведь это действительно очень приятно, когда у тебя есть место, где тебя услышат и поймут (не забудем только, что это делается за деньги).

Может, поэтому мне так близка семейная терапия, что семейный психотерапевт не работает длительно, а следовательно, зависимость не формируется. Кроме того, задачей семейного терапевта является создание возможностей для того, чтобы выслушивали, понимали и принимали внутри семьи, а не в кабинете специалиста.

Что касается необходимости этой профессии у нас, скажу следующее. Еще 10 лет назад большинство людей, которые имели душевную болезнь или психологические проблемы, обращались за помощью и получали медикаменты, нередко в условиях стационара.

Однако специалистам известно, что достаточно широкий круг пограничной патологии и все виды психологических расстройств не нуждаются в медикаментозной коррекции. Поэтому появление психологической и психотерапевтической службы оправдано для этой категории пациентов.

Кроме того, сейчас условия работы многих россиян, особенно в крупных городах, изменились. В атмосфере постоянного соперничества на рабочем месте, у человека подчас нет возможности поделиться на работе трудностями и проблемами, возникающими в семье, как это было принято раньше.

На прилавках книжных магазинов и киосков появилось много доступной психологической литературы. Общий уровень психологических знаний у наших сограждан вырос.

При этом «продвинутые» семьи задумываются о тех проблемах, которые их ждут в будущем, они готовы к ним и хотят решать их до того, как те всерьез заявят о себе. Поэтому и для них роль психотерапии трудно переоценить.

Иногда говорят, что психотерапевты часто ничем толком не помогают, в лучшем случае дают выговориться. Что вы думаете об этом? Приведите, пожалуйста, какой-нибудь пример вашей эффективной работы.

Я очень бережно отношусь к профессиональному сообществу. Наверное, как и в любом другом сообществе, есть люди, работающие более эффективно и менее эффективно. Но  иногда мы сталкиваемся со случаями, о которых пациент может сказать: «мне ничего не помогло». Но происходит это не только потому, что работа была неудачной или применены неправильные методики.

Часто это бывает связано с подсознательной позицией клиента, с его сопротивлением изменениям. Мы уже говорили о «вторичной выгоде» симптома. Следовательно, избавление от симптома лишает пациента «власти», а расставание с ней (с «властью») бывает болезненным. И специалисты часто слышат от клиентов такое послание (и это, конечно, парадокс): «измените мою жизнь, но только ничего в ней не меняйте»…

В результат психотерапии всегда вкладываются две стороны: психотерапевт со своими знаниями и навыками, и клиент со своей готовностью к изменениям и принятием своей части ответственности за них.

Что касается эффективной работы, то мне вспомнился один интересный случай. В больницу поступила четырнадцатилетняя девочка, переставшая видеть. В начале работы с ней у меня родилась одна метафора: «гнев застилает глаза». При расспросе выяснилось, что у нее в семье был полный запрет на выражение злости, ярости. А девочка на самом деле испытывала огромную ярость к маме, но не могла ее выразить.

Тогда я предложила ей кидать предметы в стену и произносить при этом предложенный мною текст — для того, чтобы таким безопасным образом она могла излить свой гнев. Она кидала предмет в стену, я поднимала его, давала ей, и девочка снова бросала его… Но спустя некоторое время она стала сама поднимать предмет с пола. Я обратила ее внимание на то, что она стала видеть…

Через несколько недель девочка была выписана из больницы, при этом ее зрение было в норме. С тех пор прошло уже несколько лет, ее мама звонила мне: девочка видит хорошо.

Как обычно проходят встречи с семейным психотерапевтом?

Желательно, чтобы на первую встречу пришла вся семья. Благодаря этому на сеансе создаются равные условия для всех членов семьи, каждому оказывается равное внимание. Кроме того, это помогает психотерапевту наиболее ясно и полно представить себе семейную проблему, а значит, более эффективно с ней работать.

Семья и психотерапевт садятся в круг, после чего начинается обоюдное знакомство. Чаще всего первая встреча проходит в «разговорном жанре», при этом затрагивается жизнеустройство семьи, ее проблемы.

В «арсенале» семейного психотерапевта есть много различных техник и методов, которые применяются иногда уже на первой встрече, но чаще на второй и последующих. Часть их выполняются в кабинете (например, так называемая «семейная скульптура», использование генограммы семьи (генеалогического древа), семейного фотоальбома).

Другая часть работы выполняется дома в промежутке между сессиями (семье даются «домашние задания»).

Сколько сеансов семейного психотерапевта нужно посетить, чтобы добиться результата? И какова примерная стоимость одного сеанса?

Иногда достаточно одного раза. В этом случае задача семейного  психотерапевта — показать семье пути возможного изменения, дать ей импульс к этим изменениям, обратить внимание семьи на ее собственные ресурсы. Мы не работаем долго. Семейная психотерапия никогда не длится годами, кстати, в отличие от психоанализа.

Чаще всего для решения проблемы или серьезных подвижек в положительную сторону требуется 3-5-10 встреч. Частота встреч примерно 1 раз в неделю в начале терапии, затем, как правило, они проходят реже.

Стоимость же приема зависит от учреждения, от квалификации специалиста, от категории семьи. Есть организации, где квалифицированная профильная помощь семейного психотерапевта оказывается бесплатно, например, в Детской психиатрической больнице №6.

В случаях, когда помощь оказывается платно, в зависимости от перечисленных параметров цена в Москве колеблется от 800 до 3000 рублей за встречу.

Куда, в какие организации могут обратиться желающие проконсультироваться  у семейного терапевта?

Таких организаций достаточно много. Это Институт практической психологии и психоанализа, Институт групповой и семейной психологии и психотерапии, Институт интегративной семейной терапии.

Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

Иногда мы говорим, что жизнь и психотерапия на самом деле — про любовь. Как правило, люди, которые приходят к психотерапевту, по разному называют свои проблемы, но очень часто за ними стоит тоска по любви. Поэтому я хочу пожелать именно любви. Чтобы ее всегда хватало и нам самим, и нашим любимым людям.

xn—-7sbbajqblkav2dgmktg.xn--p1ai: все о медицине и здоровье




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *