Как мы решили съездить на отдых в Индию

путешествие в Индию

путешествие в Индию

Итак, это случилось. Билеты куплены, визы готовы… Даже не верится, что пройдет еще несколько часов, и мы с сыном отправимся на другой конец Земли.

Туда, где круглый год жарко, по улицам разгуливают слоны, а корова считается священным животным… Короче говоря, мы едем в Индию. А точнее — летим.

Не так давно я увлекся индийской философией. Прошло какое-то время, в течение которого я постигал азы этого нелегкого дела, а потом как-то незаметно наступил момент, когда я понял: настало время от теоретических выкладок переходить к практическим занятиям.

А лучше всего это делать, конечно же, в том месте, откуда все и пошло, то есть в Индии. Какое-то время я общался с последователями одного индийского религиозного течения, и с его помощью у меня и появилась возможность посетить страну, которую так долго и безуспешно искал Колумб.

За чисто символическую оплату, которая включала в основном только стоимость билетов, можно было поехать в Индию на целый месяц. Естественно, моя дорогая супруга восприняла новость о моем отъезде, мягко говоря, без малейшего энтузиазма. Зато Алексей, мой подрастающий восьмилетний отпрыск, тут же вбил себе в голову, что я без него никуда не поеду. И, надо сказать, он добился своего. Я подумал: дальше юга парень еще не был, пусть хоть в Индию съездит, впечатлений наберется.

В общем, дело было решено: несмотря ни на чьи протесты, мы собрались и в один морозный декабрьский день взяли в руки чемоданы и отправились в аэропорт.

Здесь и началось наше долгое путешествие: мы сели на самолет до Казахстана. А уже оттуда мы прямиком полетели до Дели — мы с Алешей и еще человек пятьдесят от той организации, которая  устроила эту поездку. Мы с сыном смотрели в иллюминатор на океан, простирающийся под нами, и думали о том, что все это, наверное, какой-то сказочный сон и скоро, когда прозвенит будильник, мы проснемся. Но это был хороший сон, и просыпаться мы совершенно не желали: словно почему-то знали, что все будет хорошо.

А через несколько часов, спускаясь с трапа самолета навстречу жаркому индийскому полудню Дели, мы уже окончательно поняли, что это не сон, а реальность.

Однако, как это не грустно, сполна насладиться пейзажами индийской столицы нам не дали: через час отходил наш поезд на Мадрас.

И вот — мы снова в пути. Долгих двое суток ехали на поезде чуть ли не через всю страну. Было очень жарко, особенно нам, русским, прилетевшим из морозной декабрьской России в страну, где, по сути, круглый год — июль. Но вот наконец наши путевые муки закончились: мы прибыли в Мадрас.

Сопровождающие нас люди из числа тех, кто уже был здесь раньше, заранее предупредили, что в городе нам необходимо сделать несколько очень важных покупок, без которых в дальнейшем будет просто не обойтись.

Прежде всего, нам были нужны пенджаби (это такая индийская одежда типа балахонов, белого цвета) по два-три комплекта каждому, а также праздничная одежда — те же пенджаби, но разноцветные, и десятилитровые ведра.

Для этого мы направились на ближайший базар. Надо сказать, что местные торговцы оказались очень приветливыми и даже угостили нас чаем, но я прекрасно знал, что этому показному добродушию и гостеприимству целиком доверяться не стоит: как и их другие коллеги во всем мире, продавцы не упустят случая содрать за свой товар в несколько раз больше, чем он того стоит.

Поэтому, даже не думая, предложенную цену  можно было сбивать раз в пять-семь, и только тогда с продавцом можно было договориться где-то посередине…

Купив все необходимое, мы направились к выходу, попутно осматривая все то великолепие, которое нас окружало. Казалось, здесь можно было купить все: любые фрукты и овощи, половину из которых мы и в глаза-то никогда не видели; ковры, одежда, посуда, еда сплелись перед нашими широко раскрытыми от удивления глазами в такой будоражащий калейдоскоп, что даже голова кружилась. Повсюду  — крики, песни, улыбки, словно ты на празднике.

Знай только — увертывайся от пролетающих мимо юрких индийских детишек и держи руку на кошельке — неровен час, уведут, и опомниться не успеешь. Но, успешно справившись со своими эмоциями, мы не дали закружить себя в этой сутолоке и спешно, как только могли, покинули торговую площадь.

А возле базара всех паломников уже ждали автобусы, на которых мы в сопровождении индийских монахов стали добираться до конечной цели нашего путешествия — ашраму, в котором и должны были жить этот месяц. Ашрам — это что-то типа храма-монастыря, в котором люди, жаждущие духовного просветления, долгое время живут, молятся и медитируют.

Прибыв на место, мы устроились в больших и длинных домах типа общежитий, мужчины и женщины раздельно, и со следующего дня начали трудный путь восхождения к вершинам духовной мудрости. Распорядок дня у нас был таков.

В пять часов утра я с сыном (естественно, он делал все то же, что и я — это было обязательным условием того, что я беру его собой) вместе с остальными вставал, и — бегом умываться. То есть выливать на себя ведро или два (вот зачем они нам было нужны!) холодной воды, и это при том, что на улице было десять-пятнадцать градусов по Цельсию!

Затем мы одевали пенджаби и направлялись в дьяна-вихар — место для медитации. Сама медитация, которая проходила под тихую успокаивающую музыку или песнопения монахов, продолжалась три часа. После этого делался небольшой перерыв для подкрепления сил — паломники рассаживались за столы и пили чай, хорошо восстанавливающий силы — особый чай с имбирем.

Алешка от него нос воротил, а мне он очень понравился: я даже домой имбиря взял почти килограмм. По виду он — точь-в-точь земляная груша, только со специфическим запахом и особым острым вкусом.

После имбирного напитка вновь была медитация, которая продолжалась до 2-3 часов дня, после чего наступало время, как мы друг другу говорили, «первой еды» — завтрака или обеда, считайте как хотите. И я понял, что индийская еда — это особый разговор.

Индийцы любят острые блюда, и поэтому добавляют пряности (особенно перец разных видов) во всё без исключения — поэтому первые три дня мы просто пытались к ней привыкнуть. Сначала это было нелегко, но потом и мне, и Алеше, и многим другим даже понравилось. Индийские монахи оказались искусными поварами: хотя основные ингридиенты — гарниры — менялись нечасто, им удавалось так разнообразно готовить еду, что невозможно было поверить, будто подаваемые к столу в течение нескольких дней овощи были одними и теми же.

Затем наступало время отдыха — после еды медитировать нельзя. Мы стирали пенджаби (они очень быстро грязнились, и их приходилось менять почти каждый день), гуляли по территории ашрама, общались друг с другом. И, конечно, ходили на беседы о том учении, для познания которого и приехали сюда…

А затем снова обливались водой — медитировать можно было только чистым. Еще нам удалось попробовать чиванпраш — чай из особого сбора трав для поднятия тонуса и обогащения организма витаминами.

В пять часов подходило время вечерней медитации, которая продолжалась до восьми-девяти часов, а затем — «вторая еда». И вскоре после насыщения — питались мы два раза в день — ложились спать.

Так прошел почти месяц, и вскоре обучение в ашраме подошло к концу. Потом был даршин — встреча и беседа с самим основателем учения. Подробности этой встречи я, пожалуй, рассказывать не буду — дело в том, что это тайна, которую не имею права открывать.

Официально наше пребывание в ашраме после даршина заканчивается, но поскольку до окончания действия визы оставалось еще две недели, монахи любезно разрешили остаться в храме и пожить в нем это время.

В период обучения выходить за территорию ашрама не разрешалось, а теперь это можно было делать, и поэтому мы с Алешкой вместе с наиболее активными и любопытными путешественниками днями напролет колесили по окрестностям возле монастыря. Недалеко от ашрама располагалось несколько деревень, жители которых были очень дружелюбны.

И, наверное, благодаря этому у моего сына сбылась давнишняя мечта — увидеть в естественной обстановке (а не в зоопарке!) настоящего индийского слона. Ещё нам с ним удалось понаблюдать за бытом крестьян, сажать вместе с ними рис и даже попробовать походить за плугом, запряженным парой буйволов.

Поэтому оставшиеся две недели пролетели незаметно, и скоро пришла пора собираться домой. Это было нелегко — стены ашрама за шесть недель стали почти родными… Но, как мы с Алексеем прекрасно понимали, пришло время показаться нашей маме, которой мы старались время от времени (во время поездок в город за покупками) звонить. Несколько суток утомительного, но всё-таки радующего глаз пути — и вот мы, живые, невредимые и загорелые, стоим перед нашей замечательной женой и матерью.

Кстати, никто из всей столь многочисленной группы, к счастью, не заболел ни холерой, ни какой-либо другой опасной южной болезнью, и все вернулись живыми и здоровыми.

А кроме самих себя, мы приготовили нашей маме еще один сюрприз — привезли ей в подарок настоящий индийский барабан!




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *